«Потенциал насилия огромен»: Как Донбасс превратился в школу террора для европейских неонацистов

Парад неонацистов в Берлине по случаю 30-летия со дня смерти Рудольфа Хесса. Надпись на плакате: «Ни о чем не жалею»

Статья опубликована на сайте итальянской газеты La Stampa 27.08.2017. Перевод: «Вести».

Не прошло и двух лет, как опасения европейской разведки и аналитиков, последовавшие за разгоревшимся в апреле 2014 года конфликтом в Украине, оправдались, пишет журналистка Моника Перозино для La Stampa.

Подпитываемая экономически кризисом, джихадистским терроризмом и страхом перед мигрантами западная неонацистская сеть в конце концов сделала «качественный скачок», которого так опасались, и перешла к вооруженным действиям и организованному военному обучению.

Мозаика сложилась

Мозаика сложилась благодаря приговору суда в Гетеборге, Швеция. 22 июля 2016 года были осуждены за попытку убийства и преступления на почве ненависти двое мужчин, напавших на центр для беженцев с самодельными бомбами. Преступники являлись представителями Svenska motståndsrörelsen, Шведского движения сопротивления, основанного в 1990-е годы несколькими членами террористической группировки «Белое арийское сопротивление».

Как следует из приговора, оба осужденных действовали не спонтанно: они побывали в России, в тренировочном лагере под руководством военных, которые сражались в рядах пророссийских сепаратистов в Украине.

По похожему сценарию действовала венгерская неонацистская группа Maggyar Arcvonal, военизированное негационистское движение*, пропагандирующее антисемитизм и гомофобию. Несколько месяцев назад у этой группы конфисковали арсенал из самодельных бомб и автоматов, а также набор свастик и нацистских символов. Оружие предположительно ведет к пророссийским наемникам.

Если правда, что две улики — совпадение, а три — доказательство, то облава на военизированный лагерь в Тюрингии в июне прошлого года убедила европейские службы безопасности, что «качественный скачок» стал состоявшимся фактом. В результате облавы тогда арестовали 13 лиц разных национальностей, у них изъяли оружие и боеприпасы. Немецкая полиция объяснила, что «была банда, подозреваемая в организации военизированных тренировочных лагерей» в лесах Тюрингии. Задержанные могли быть связаны с группой Europäische Aktion, основанной в 2008 году швейцарцем, известным своими негационистскими взяглядами.

По данным Фонда Амадеу Антонио (Amadeu Antonio Stiftung) в Берлине, в 2016 году только в Германии было зарегистрировано 23 тысячи преступлений неонацистского характера. По информации спецслужб, в рядах немецких неонацистов состоят 22 тысяч активистов, из которых семь тысяч входят в состав небольших групп и тайных ячеек. Кроме того, правоохранителям известно о 25 «одиноких волках», которые считаются потенциально опасными и подозреваются в организации террористических атак.

«Украина — идеальная площадка с точки зрения скандинавских неонацистов»

Помимо Германии, среди стран, где неонацизм нашел плодородную почву, прежде всего, стоит упомянуть страны Скандинавии и бывшего СССР. Популярность российских военных тренировочных лагерей растет, объясняет Айвинд Строммен (Øyvind Strømmen), аналитик из Осло, специализирующийся на крайне правых движениях.

«Кажется, мы являемся свидетелями такого же процесса, за которым можно было наблюдать во время войны на Балканах, — говорит Строммен, — Там в 1990-е годы тренировались крайне правые боевики, а сегодня есть Украина. Это идеальные площадки с точки зрения скандинавских неонацистов, желающих улучшить свою подготовку. Многие из них отправились сражаться и в Сирию, в рядах курдов».

Потенциал насилия, по словам эксперта, огромен: «Их численность невелика, но обученные в Украине боевики возвращаются домой с хорошим военным опытом».

Евроазиатские позиции против евроатлантических

Причина, по которой Москва предположительно поддерживает неонацистские силы, по мнению аналитиков, может состоять в желании радикализировать политику некоторых стран со ставкой на военизированные движения, более близкие к евроазиатским позициям, чем к евроатлантическим.

По мнению аналитика Центра международных исследований в Риме Марко Ди Лиддо, появление крайне правых иностранных боевиков «совпадает с кризисом в Украине».

«Из-за своей символической нагрузки конфликт привел к поляризации европеистов и антиевропеистов, пророссийски и антироссийски настроенных сил, и мобилизовал все те группы, в повестке которых есть идеологические полюсы», — говорит Ди Лиддо.

Аналитик уверен, что политическая идеология здесь не важна. По его словам, (президент РФ) Владимир Путин не имеет никакого отношения к коммунизму и культуре «левых», он «красно-коричневый» и опирается на национализм. Поэтому он стал маяком для всех правых движений, даже для таких институализированных, как «Йоббик» в Венгрии и «Национальный фронт» во Франции.

Настоящей опасностью, считает Ди Лиддо, является то, что экстремистская риторика проникает в институализированные партии. Подлинная проблема — это эффект домино, когда насилие заражает различные сферы общества.

* Негационизм — вид исторического ревизионизма, при котором «новая» концепция строится на отрицании и/или игнорировании твердо установленных наукой фактов.