Рыбалка: проект закона об антикоррупционном суде нужно принимать после существенной доработки

Рыбалка прокомментировал законопроект об антикоррупционном суде

Проект закона о Высшем специализированном антикоррупционном суде необходимо принимать после существенной доработки, и этот процесс необходимо ускорить. Такое мнение в блоге высказал народный депутат, член фракции Радикальной партии Олега Ляшко Сергей Рыбалка.

В частности, он отметил, что в США, где он проводил рабочие встречи с политиками, чиновниками и представителями неправительственных организаций, обсуждая ход реформ, создание антикоррупционного суда воспринимают, как шанс завершить создание независимой системы органов для борьбы с коррупцией.

По мнению экспертов, наиболее эффективно дорабатывать президентский вариант законопроекта об антикоррупционном суде, поскольку его статус скорее позволит получить поддержку фракций большинства. Впрочем, с учетом существенной доработки.

В частности, речь идет о процедуре избрания судей Антикоррупционного суда, а также системе их контроля. Так, Рыбалка отмечает, что необходимо наделить правом вето международных экспертов, которые будут принимать участие в отборе кандидатур на должность судей этого суда.

«Для международных экспертов права совещательного голоса мало. Тогда его рекомендации будут просто игнорировать и назначать исключительно лояльных к президентской администрации людей. Нужно предусмотреть механизм, чтобы Совет международных экспертов имел право вето, как минимум, относительно кандидатур, которые, по его мнению, не соответствуют требованиям, установленным законом», — считает политик.

По словам Рыбалки, такой подход, с одной стороны, снимет вопрос о бессилии общественности в вопросе контроля над процессом отбора судей, с другой — позволит заручиться поддержкой международного сообщества и наших западных партнеров в вопросе определения добропорядочности того или иного кандидата.

«Уровень легитимизации антикоррупционного суда – исходя из двусторонней поддержки и квалифкомиссией, и международниками – будет самым высоким в судебной системе. Поэтому есть надежда на такой же высокий уровень доверия к принимаемым им решениям», — уверен Рыбалка.

Кроме того, он также считает, что документ должен в рамках Конституции содержать нормы, которые не позволят президенту затягивать назначения судей антикоррупционного суда.

Несколько предостережений есть и относительно критериев и требований касательно самого кандидата, которые даже строже, чем к кандидату на должность судьи Верховного суда.

«В частности, речь идет о размытых критериях «значительный опыт» во внедрении лучших мировых антикоррупционных практик, работе в международных судебных органах и неправительственных организациях. Эти критерии применяются в дополнение к стандартному юридическому стажу и очевидно требуют более четкой формулировки», — отмечает Рыбалка.

Среди коррупционных рисков он также называет возможность давления на судей через проверки на основании информации из СМИ или других источников.

«Пример — коррупционеры за деньги разместили в средствах массовой информации фиктивные материалы о якобы коррумпированности судьи и, с использованием этого вступили в сговор с коррумпированными работниками прокуратуры. В результате Генеральная прокуратура открывает уголовное производство на основе фиктивных материалов в средствах массовой информации. И потом использует это, фактически, фиктивное уголовное расследование для давления на судью и Национальное агентство по предупреждению коррупции», — описывает политик возможные последствия появления такого механизма.

Он также считает важным уточнить предлагаемый законопроектом механизм прохождения полиграфа кандидатами на должность судьи и самими судьями.

«Получить фиктивную медицинскую справку будет очень просто. Но даже без нее любой коррупционер может создать собственный экспертный центр для проверки на полиграфе, и не только получить себе фиктивную справку об успешном прохождении проверки, но и зарабатывать на подобных фиктивных справках. Поэтому для проверки судей ВАКСУ с помощью полиграфа стоило бы определить единую международную структуру», — считает Рыбалка.