Попытка пристрела. Как политики готовятся к выборам и причем здесь Вакарчук

 

Сразу три соцслужбы опубликовали результаты опросов. Очевидны три тенденции: недоверие людей к власти усугубилось — теперь под раздачу попала и парламентская оппозиция, и даже общественные организации. «Верха» ищут новых игроков, способных стать лицом публичной политики. А сами социологи ведут бескомпромиссную «борьбу рейтингов».

Результаты «президентских» опросов разнятся в корне. Если Центр Разумкова выводит на первое место Петра Порошенко с 14%, то у «Софии» лидирует Юлия Тимошенко (12,9%). А «Социс» и вовсе выводит на вторую позицию Святослава Вакарчука с небывалыми 9,4% (он обходит даже Юлию Тимошенко с 8% рейтинга).

«При этом гонка не стартовала, Вакарчук не заявлялся в качестве ее участника — такой же «дутый» рейтинг был когда-то у Надежды Савченко, у Михаила Саакашвили, — пояснила «Вестям» политолог Александра Решмедилова. — Это попытка «пристрела», технологи смотрят, может ли конкретная персона быть приемлемой для общества: отторгнет — значит нет смысла развивать тему».

Игру с цифрами на сленге социологов называют «фургон с оркестром». «В XIX века, въезжая в провинциальные городки США, цирк шапито собирал оркестр, привлекавший мальчишек, собак, публику из салунов. Так и в случае с технологией завышения данных политиков, показывают перспективу и значимость — это делают, потому что украинский избиратель голосует не за того, чья позиция ему близка, а за «потенциально проходных», — рассказал «Вестям» политтехнолог Андрей Золотарев. — Но обычно рейтинги повышают в пределах статпогрешности, а сейчас цифры «рисуют» авансом».

Любопытны нюансы опросов. Решмедилова уточнила, что, во-первых, социологи, как правило, не опрашивают переселенцев с Донбасса (они не могут голосовать и избираться вне своих населенных пунктов). Во-вторых, в стране крайне мало партий с «национальной» географией. Прошлые местные выборы показали, что таковых всего три — БПП, «Батькивщина» и «Оппоблок» (впрочем, 29 октября пройдет новая кампания на местном уровне, так что статистика пополнится). В-третьих, соцслужбы не дали данных о возможности выхода политиков во второй тур выборов президентских — а это ключевая интрига. «Когда появятся конфигурации, у Петра Порошенко минимум упадет настроение», — считает эксперт.

Показательный момент — уровень недоверия к власти стабильно высок, и стал еще выше к предыдущим замерам той же «Софии». «Вести» проводят собственный опрос на нашем сайте (отдать голос можно и сейчас), и примерно 20% наших читателей не пойдут на парламентские выборы (также 11% не видят своего кандидата среди нынешних политиков), 14% проигнорируют выборы президента.

«Ваш опрос показал рост недоверия как к власти, так и к оппозиции, этот уровень не всегда был таким высоким. Сейчас у избирателя, не поддержавшего Майдан, вовсе нет силы, которая выражала бы его интерес: все жестко зачищены. А оппозиция в Раде очень часто «подает мячи» власти, ибо тесно с ней связана», — считает политолог Евгений Филиндаш.

Традиционно многие респонденты боятся прямо заявлять о поддержке/голосовать за своих симпатиков онлайн. «Стесняются, что их упрекнут в поддержке «непатриотичных» сил. Есть вероятность, что они проголосуют за несистемных политиков, тех, кто не представлен в официальных опросах, — полагает политолог Алексей Якубин. — В целом рост «абсентеизма» говорит о кризисе — люди либо потеряли интерес к происходящему, либо не верят, что политика может изменить их жизнь».

На этом фоне «просели» даже показатели доверия к традиционным институтам — церкви (на втором месте с 64,4% поддержки, первое место уступила волонтерам с 66,7%), армии (57,3% вместо более чем 80% пару лет назад).

«Особенно ударил по реноме власти инцидент в Калиновке — причем сразу по Гройсману, президенту, спикеру Рады. Сыграла роль путаница в причинах взрывов», — сказал «Вестям» Андрей Золотарев. Опрошенные нами политологи находят эту ситуацию пугающей. «Нужна перезагрузка, т. е. досрочные выборы — и это не «угроза», как говорит власть, а инструмент. В послевоенной Италии правительства и парламенты менялись каждый год, в итоге страна вернулась в семью развитых стран», — напомнил Якубин.