Политические последствия взрыва Мосийчука или как Порошенко и Аваков решают свой конфликт «под шумок»

Фото: Jobsbu.org

Покушение на нардепа от Радикальной партии Игоря Мосийчука событие куда более важное, чем кажется. Очевиден переполох в высоких коридорах — причем его следствием может быть кризис в отношениях между двумя «башнями власти», БПП и НФ.

ОБМЕН УКОЛАМИ

Взрыв прогремел у канала, которым владеют семьи Яценюка-Княжицкого, что само по себе можно считать «толстым» намеком команде НФ. Второй момент связан с протестными акциями, которые также можно будет потеснить «под шумок». «Фронтовики» уже начали раскручивать тему о том, что, дескать, необходима реформа СБУ (подконтрольна президенту), поскольку «убийства силовиков и добровольцев становятся будничным явлением».

С Банковой пришел ответ. Политолог Тарас Березовец отметил в блоге: «Ввиду высокой угрозы терактов в Киеве власть имеет право ввести особый режим безопасности в городе, ограничив все массовые мероприятия. И будет в целом права», — это может означать попытку легализовать тезис о запрете «публичных» акций, протеста в том числе.

«Банковая попытается использовать теракт, чтобы закрутить гайки — начнет с ограничения акций протестов того же Саакашвили. Во-вторых, ударит по Авакову и его гордости, реформированной Нацполиции — ведь говорящие головы министра постоянно винят в резонансных преступлениях «руку Кремля» (Антон Геращенко и Зорян Шкиряк уже заявили о возможной «внешней» природе теракта — Авт.), — сказал «Вестям» политолог Кирилл Молчанов. — Теперь Авакову припомнят все подобные заявления, сделанные спустя час-полтора после убийства или покушения, ведь тем самым публично дискредитируется эффективность правоохранительных органов».

ПЯТИЛЕТКА НАСИЛИЯ

Показательно и общее ощущение небезопасности, возникающее у обывателей сразу после подобных происшествий. Политолог Михаил Павлив напомнил «Вестям», что подобная практика расширения воронки насилия уже имела место — в «лихие девяностые».

«Тогда тоже понадобилось приблизительно три года, чтобы резонансные покушения на топ-коммерсантов и политиков, их убийства стали частью повседневности. И тогда люди с боевым опытом, «афганцы», неустроенные в мирной жизни, со сломанной войной психикой, тоже оказались в первых рядах событий», — уточнил Павлив. Политолог напомнил, что после пика «мясорубки» понадобилось еще 5 лет, чтобы насилие пошло на спад.

«Ключевая проблема — отсутствие принципов неприкосновености и гарантий безопасности даже для членов правящих кланов, и каждый подобный эксцесс говорит о дальнейшей деградации системы», — убежден политтехнолог Михаил Подоляк.

По его словам, вследствие событий на Востоке в стране появилось много потенциальных исполнителей, а предвосхищением и оценкой индивидуальных рисков никто не занимается — у спецслужб нет времени. «Это непрофессионализм спецслужб, отсутствие элементарной профилактики преступности, — убежден экс-глава киевского бюро Интерпола Кирилл Куликов. — В правовом государстве даже самый мизерный человек должен быть защищен от насилия, это монополия государства — а у нас этой функцией поделились с «улицей».

На сайте также читают:

Гражданская война или импичмент: Чем обернется война Трампа с Клинтон из-за сделок с Кремлем

«Это имело смысл еще 50 лет назад, существенной экономии нет»: почему и когда Украина переходит на зимнее время

ЕСПЧ рассмотрит жалобу о незаконном аресте журналистов Васильца и Тимонина