Роль жертвы. Ждут ли нардепов под следствием сроки и приговоры

Эксперты сочли доказательства по делу Довгого «слишком слабыми». Фото: УНИАН 

Нардепу из группы «Воля народа» Олесю Довгому вручили обновленное подозрение, подписанное лично главой ГПУ. Он один из шести депутатов, на которых Раде подавали представления о снятии неприкосновенности. По другим производствам застой: ГПУ может работать над «кривой» доказательной базой.

«Ищут доказательства вины»

Двое фигурантов «янтарного дела», депутаты Борислав Розенблат из БПП и Максим Поляков от НФ, могут отделаться испугом. Досудебное следствие по делу возможно до 17 октября — потом дело надо передать в суд. Но передадут ли — вопрос. В начале сентября Полякову вдвое увеличили сумму залога (до 608 тыс. грн), на этом активные действия закончились. «Нас не вызывают на допросы, возможно, собирают показания свидетелей, — рассказал «Вестям» адвокат Полякова, Петр Бойко. — Доказательная база строится на негласных следственных действиях».

Остается вероятность продления сроков следствия. «Они ищут подтверждения своей фильмографии (видеозапись переговоров с агентами НАБУ. — Авт.) Пока обвинения в том, что я влиял на различные госорганы, прозвучали на словах, а документов у них нет», — говорит Розенблат. На прошлой неделе прошли обыски в Днепре в рамках дела члена НФ Евгения Дейдея — НАБУ обыскало предпринимателя, который одолжил деньги депутату.

Напомним, по данным ГПУ Евгений Дейдей и Андрей Лозовой в декларациях не подтвердили источники покупки имущества. Сам Дейдей также считает дело бесперспективным, даже угрожает руководителю НАБУ: «Дело высосали из пальца ради пиара. Они пытаются получить доказательства с нарушениями, поскольку Рада не одобрила лишение меня неприкосновенности, за что впоследствии Сытнику придется отвечать».

Принуждение к дружбе

Михаил Добкин и Олесь Довгий подозреваются в махинациях с землей. На неделе Довгому вручили подозрение. Он назвал это фарсом, заметив, что реальных доказательств преступлений нет. С тем, что позиции ГПУ слабы, согласен и экс-замглавы ГПУ Николай Голомша.

«Это давняя тема, а представленные доказательства слишком слабы, чтобы направлять дело в суд, — говорит он. — Прокуратура политизировала процесс по всем делам. Озвученные в СМИ претензии локализовали позицию защиты, в судах адвокаты смогут указать на политическую мотивировку обвинения. Такие дела надо рассматривать непублично, методично собирая доказательства, а этого не происходит». По оценкам политолога Руслана Бортника, в нынешней политконфигурации большинство подозреваемых защищены как члены коалиции.

«Никто из участников большинства не получит реальных сроков, иначе возникнет риск кризиса коалиции, — считает эксперт. — Лозовой также защищен политдоговоренностями. Довгий руководит группой «Волей народа», а она ситуативно поддерживает президента. В преддверии выборов он попытался стать самостоятельным, вот его и прижали делом. Это меняет суть сотрудничества группы с властью. Раньше работали на взаимовыгодных условиях, а теперь — под угрозой преследования». Исключение составляет дело в отношении Добкина.

«Это прикрытие для остальных дел. Общество не поймет, если все дела закончатся пшиком и понадобится жертва. Из них таковая только Добкин, поскольку является токсичной фигурой для электората Порошенко», — считает Бортник.

Ранее «Вести» выяснили, кому досталась земля на Жуковом острове в Киеве, из-за которой возникли проблемы у Довгого.